поговорить со стоматологом


Часть раз

1.
Мысли на этот счет накрыли меня вчера. Когда я сидел в предбаннике и ждал когда начнет действовать ультракаин.
Рядом сидел здоровый мужик. Позитивный такой, добряк, в белом свитере. По мужику было видно что он общительный, что он любит поболтать, любит и умеет оставить о себе положительные впечатления. Такой себе душка кил на 120.
Но в этот раз мужику было не до того. Мужика откровенно колбасило. Грусть и тоска отпечаталась на его лице и вся его согбенная фигура выражала отчаяние и тоску. Ну и я был в не лучшей форме. Мне тоже было тоскливо и одиноко на жесткой дермантиновой лавочке-кушетке.
А все потому что мы знали зачем сюда пришли и догадывались что будет дальше. Вернее сказать, мы четко осознавали, что вот буквально через несколько минут нам будет худо.
Дверь в кабинет хирурга не закрывалась и там нарочито громко гремели инструменты. Я вижу этот нержавеющий гроб со стеклянной крышкой,с блестящими здоровенными орудиями пыток внутри и напоказ: щипцы, круглогубцы, пассатижи, кусачки, хватачки, отвертки, выколотки, ковырялки и прочий пытошный инструмент. Бррр.

2.
Зубной хирург тем и отличается от простого дантиста, что у него все максимально брутально и прямо. Ни деликатных бормашин ни тонких сверл ни хрупких буров ни высокохудожественных гипсовых заготовок и слепков. Он ничего не добавляет и не приукрашивает. Наоборот, он отбирает у пациентов их кусочки плоти, которые те нежно лелеяли в самом укромном месте - у себя во рту.
В хорошие времена будущие пациенты зубного хирурга ощупывали эти твердые кусочки плоти языком, кусались, клацали ими, открывали пиво, грызли твердых азовских бычков и черствую тирамисуху, зачищали контакты, покусывали спички и папиросы, улыбались ими, цыкали и угрожали врагам.

Вся прежняя, достоматологическая жизнь человека убеждала его в том, что зубы - очень удобный инструмент, безусловное достижение цивилизации и мудрого правительств, так здорово сообразившего снабдить человечество этим замечательным приспособлением. А теперь пациент вынужден поступить супротив воли правительства, вопреки собственному удобству, своим привычкам и наступить на горло своей песне. Человек идет к хирургу и просит удалить это безобразие. Ибо болит!

Хирург прищурен, мудр, добр и волосат руками. Collapse )

сказ про империю единства

Есть мысль пообщаться насчет империи. Империи как модели господства и гегемонии одних мест, каст и людей над другими местами, кастами и людьми. Господство, которое достигается через единство, через единообразие подобия.



Конкретика первая

1. По сути единство - это платформа для опорных точек империи. У нас складывается киевская национальная империя, по сути своей никакой империей не являющаяся, но пытающаяся соблюсти все атрибуты таковой. На будущее, впрок или еще для чего - об этом знают или догадываются режиссеры. Она седлает типичные для империи "толчковые ноги", которые являются одновременно и опорными, одевает на шею символ власти, другой конец которого прикреплен к потолочной балке и начинает танец.

а) единообразие пантеона. Эту характерную черту империи обычно культивируют на этапе становления и зрелости, а не на этапе зарождения. Напротив, на начальных этапах гражданской организации теологический культ вполне успешно заменяет культ вождя. Он в свою очередь собирает под своей рукой представителей любых конфессий и сооружает из этого материала вполне пробивной кулак, для консолидации и внешней деятельности. Империи, использующие для построения себя культурный материал предшественников получаются мягкими и комфортными, а империи, для своего образования требующие "чистого пятачка" выжженной земли выходят жесткими и недолговечными. Дело в том что для создания фундамента требуется очень много ресурсов, которые в свою очередь нужно взять из других стадий строительства.

б) единообразие языковое. Вопрос уже набил оскомину, навяз на языке, прошу прощения за тавтологию, но он продолжает и продолжит будоражить умы всего населения империи. Центр настаивает на одной, центральной точке зрения, на одном, центральном произношении. Это своего рода"ауто да фе" или "акт веры" - маркер, тест на "свой-чужой", пройдя который эндемик утверждается в своей избранности, новообращенный проникается новой верой, а все они вместе настраиваются на волну сокрушения чуждого, инородного и еретического. Владение языком и акцент - самая простая форма сепарации социума по признаку "свой-чужой". Свой по этому признаку будет своим невзирая ни на какие остальные качества, а чужой будет восприниматься враждебно несмотря ни на какие достижения. Чем большее значение будет придано этой характеристике сепарации, чем более нервными будут адепты, тем более кровавое прошлое последует для будущего будущей империи. В этот раскол, в эту трещину будут проваливаться идеи, люди и дела, подлежащие организации в недрах империи. Скорей всего и вся империя будет втянута в эту трещину, но сейчас не об этом.
Collapse )
2. Дальше у нас маячит центр принятия решений. Все аспекты деятельности подведомственной территории административно замыкаются на метрополии. Там, на основании имперской парадигмы, под божественной властью дежурной теологической догматики, в определенном отрыве от реальности, принимаются организационные решения. Изъятие и распределение ресурсов происходит с соответствии с алгоритмом, непостижимым для отдельных граждан и регионов. Чем дальше провинция от метрополии: в культурном, ментальном, религиозном и других аспектах, тем большее противоречие вызывает решение, спускаемое в провинцию. Воля центра вызывает непонимание, неприятие, гнев и ярость по мере нарастания диссонансов и назревания противоречий со здравым смыслом, явно видимым на местах, но невидимым из изолированного центра. В конечном итоге либо воля центра вызывает активное противодействие, выражаемое бунтами и восстаниями населения, либо ситуация упирается в тихий саботаж, когда решения трактуются до полной мутации их смысла и сближаются с реальностью поперек воли метрополии.

3. Силовой центр. Это способность метрополии убедить население не возникать методами подавления воли и лишения жизни на территории мятежных регионов. Включает в себя способность любой свой регион превратить в мятежный, а также изъять мятежный регион у соседней империи.

4. Ну и наконец культурный центр - галушки/борщ/вареники/вышиванка/нигилизм/свадьба/флаг/индивидуализм с легким налетом анархии и т.д. Узел метрополии варит все это в котле и распространяет на административную территорию с разной степенью навязчивости. При этом скорость распространения, восприимчивость к нововведениям и неприятие запретов тоже носит сугубо региональный характер, индивидуальный для каждого явления и каждой территории.

Теперь посмотрим пристальней на эти "ноги" империй, их следы в обозримой антропологии и исторические последствия имперской походки.

Конкретика вторая

1а.
Самый заметный метафизический след оставила империя Карла Великого с ее господствующей религией - католичеством. Мощь воздействия обусловлена тем, что опора пришлась на уже готовую христианскую доктрину. Ее не было необходимости строить с начала, ее достаточно было укрепить и навязать настолько, чтобы население стало воспринимать ее как исконную. Религиозная доктрина стала настолько фундаментальной, что ее основы хватило на несколько десятков последующих ответвлений периода полураспада, который продолжается до сих пор.
Другие аврамические ответвления оседлали другие империи - соответственно Византийская империя - православие и Арабский халифат - ислам. Ни одной из этих империй не осталось, но следы их теологической поступи сохранились в религиозном коде людей многих поколений доныне.

Что касается нашей империи, то религиозная "нога" является очень четвертой, распоследней опорой. Максимум, на что сподобились экзархи - на вялую борьбу автокефальных ответвлений православия и греко-католичества. Никаких радикальных оригинальных подвижек на метафизическом поприще в ближайшее время не предвидится. На это у империи попросту нет ресурсов.

1б.
Языковые следы тоже являются остатками былого величия прежних империй. Именно мировая гегемония обусловила распространение койсанской семьи, романо-германской группы, арамейской группы, китайской ветви языков по миру. Понятно, что ближайшие к нам в обозримой исторической ретроспективе империи никаких языков не придумывали. На эту работу даже у самых могучих империй не хватало ресурса. Они просто брали готовые языки и унифицировали их имперскими методами до уровня метрополии, сокрушая диалекты и выковыривая изоляты.

В нашем случае происходит то же самое. Имперский центр возгоняет региональный до государственного и следит за его автокефальностью. При этом напор, с которым происходит обращение не вполне имперский по причине связанности метрополии исконным двуязычием. Империя выпутывается-выпутывается, да никак не вылавирует из объективного парадокса, нагромождает одну ложь на другую и вязнет в их липкой жиже. Много сил и времени будет потрачено на решение этого парадокса, но подозреваю что силы эти будут потрачены впустую.

2. Административная парадигма - последствия жизнедеятельности прошлых метрополий. Их идентичность в этом смысле жестко обусловлена необходимостью вести дела так а не иначе в свете экономических, логистических и прочих пространственных реалий, а тек же культурных, ментальных и других факторах психологического плана. Центр империи предполагает, что делать и как, а регионы выполняют то что велено так как повелевает центр. При этом центр концентрирует на себе ресурсы, вытаскивая их из провинций под страхом и обольщением, а провинции отдают энергию в обмен на покровительство и гарантии мирной жизни. Разница меду Китайской и Римской империями, между Голландским и Английским колониальным владычеством настолько невелика, что тут можно говорить об универсальном алгоритме администрирования, присущем всем без исключения пространственным империям. Империи "без центра" - очень исключительный случай, который может наблюдаться только в бывших метрополиях, предоставленных самим себе на основе федераций или конфедераций. Что в свою очередь возможно только в искусственных, тепличных условиях междуимпериализма. Наглядный пример - Европа, где почти исключительно бывшие метрополии договорились не уничтожать, не чмырить друг друга и объединились на основе хрупкого взаимодействия и перемирия в промежутках между большими войнами.

Наша же империя началась с мира и продолжается в войне. Но война эта не за расширение, не за части других империй. Напротив, война эта за правильную расстановку административных акцентов и распределение ресурсов, адекватное империи. Адекватное администрирование в условиях жесткого противостояния частей империи, плюс мощное влияние соседских, плюс вязкая тина изначально ложных установок плюс невнятные цели и средства управления дают в итоге хромоту на эту ногу. У империи опять нет ресурсов слепить из своего управления конфетку и убедить население в сладости продукта.

3. И тут мы переходим к военному наследству ушедших в историю империй. Эта глава настолько хорошо изучена и описана, что пересказывать учебники нет никакого смысла. Метрополия охраняет себя от посягательства соседей и по мере сил посягает на другие империи и территории попроще с целью подчинить их своей власти. Теми же средствами метрополия разбирается с мятежными регионами и их населением, которые недостаточно ясно представляют себе свое место под имперской властью. Опустошение и истощение, в которое приводятся такие регионы конечно ослабляет имперский центр, но покуда метрополия может себе это позволить, покуда располагает силами и ресурсами, она вынуждена этим заниматься. Демонстрация силы, иллюстрация мощи и права убивать или миловать - наилучшая аргументация права империи на существование, наиболее прямая и доходчивая реклама выгоды нахождения именно под сенью этого императива, а не какого-то другого.

В нашем случае мятежный регион приводится к покорности именно методами древности и средневековья. Видимо в расчете на то что соседние империи окажутся достаточно связанными или травоядными чтоб не проглотить разрушенную таким образом территорию и не сманить унасекомленное такими средствами население. Но никто не позволит нашей империи махать даже виртуальной сабелькой пока мир не исчерпал возможностей невоенной цивилизации. Соседи знают преимущества мирного решения проблем перед военными и учитывают свое недавнее историческое прошлое, а посему на эти грабли наступать не торопятся. Эта нога тоже заметно хромает поскольку тренд "военной экономики" пока не получил широкого мирового распространения, а значит законодатель подобной моды будет вычленен из цивилизованного сообщества в маргинальный угол

4. Ну и культурные слои следов прошлых империй просто бросаются в глаза. Все туристические справочники, все путеводители, журналы мод и кулинарные книги просто криком кричат "Это было реализовано при императоре таком-то в период империи такой-то". То что императора могут называть царем, королем, эмиром, шахом, магараджей, князем, графом или бароном пусть не вводит в заблуждение. Это именно культурный отпечаток результатов имперского владычества, именно вытяжка из плодов ассимиляции провинций культурным центром в свою пользу. Все это: от колесниц и пива др.Египта до Римского права и канализации, от арабских сладостей и благовоний до китайской бумаги и шелка, от персидских ковров и ирригации до индийских пряностей, от турецких сладостей до голландского судостроения - все это следы и признаки имперских государств. Признаки и последствия, а совсем не причины притязаний на имперскость! Продукт, а не причина, блин!!

Поэтому наши потуги притвориться империей на том основании, что наша культура где-то как-то отметилась в мировой - это доказательство от обратного. 100% мирового населения и 90% местного твердо придерживаются мнения, что никакого имперского прошлого в обозримой достоверной истории за нашей империей не числится. А поскольку большинство территориальных образований в округе таки имело это прошлое, то за ровню нас принимать не станут. Именно потому что у имперского населения есть культурная чуйка сепарации народов на туземцев и колонизаторов, на господ и смердов, на тех кто вправе и тех кто подчинен. Тут наши шансы встроиться в ряды сахибов в пробковых шлемах ничтожны. Отчего даже в рамках ЕС болгары, румыны и прибалты покидают родину чаще немцев, французов и испанцев? Отчего живут не так пышно и питаются не так обильно? Оттого что имперскостью не вышли, лоском не обросли и рылом культурой не получились достаточно убедительно - вот отчего. А остальное неравенство естественным образом проистекает из этого, главного признака.

Конкретика третья

Итак, обзор всех ног, как толчковых так и опорных дает нам материал для ортопедических рассуждений.

1а.
Империи типа Халифата или Испании периода расцвета, где государственная религия была господствующей, а еретические отклонения беспощадно кремировались, у нас не выйдет. Этот этап мы благополучно проскочили не наводя резкость на предмет прыжкового стояния.

1б. Империи вроде Великобритании или Франции, где язык был отличительным признаком нации и безапелляционно спускался в провинции, из нас тоже не получится. В мире нет больше свободных и податливых земель, где можно было бы развернуть колониализм. Да и колонизировать нам собственно нечем, не выросло еще то, чем обычно колонизируют слабых сильные. Пока у нас строго обратная ситуация, раз наша элита наполовину приглашенная извне.

2.
Административного гиганта вроде Японии и Китая, где все жестко расписано и регламентировано из нашей ситуации тоже не выпрыгнет. Поскольку это ноу-хау - не есть предмет отечественной разработки. Родная бюрократия не только не сформировалась толком, но и слабо себе представляет очертания концепции, которая отличала бы ее от любой другой управленческой группы любого иностранного производства. Да и население по большей части склонно к анархии по мелочам и по крупному, то и дело норовя саботировать верховные распоряжения. Для прыжка или хотя бы сохранения равновесия туловище должно быть собрано в кучку, а не расплываться по пустякам ежеминутно. Не прыгнуть киевской империи на этой ноге, нет.

3.
С этим пунктом тоже легкая неувязочка. Кроме самих с собой воевать нам собственно не с кем. А самосражения, как было сказано ранее, разоряют и истощают прежде всего отечественного производителя, а не тех, чью колонизацию наметила метрополия в ближайшее время. Кроме Молдавской империи никто нашим силовикам пока не по зубам. Впрочем, и Молдавию сильно не колонизируешь - там других претендентов хватает. Которые, в свою очередь, опять не по зубам киевской империи из-за крайней ослабленности и неэффективности. Да и чего там - не по зубам из-за откровенной незаконченности предыдущей оратории наших композиторов. Так что эта нога тоже болит, на ней не попрыгаешь.

4.
Ну и культурно-ментальный код нашей империи в последнее время не блеснул начищенными пуговицами и пряжками. Привлекательность нашей модели поведения, нашего мировоззрения и наших взаимоотношений не убедила ровным счетом никого. Даже молдаван не убедила, да простят меня эти достойные метрополитяне. Турист приехал, пофоткал холмы с закатами, пригубил сальца с чесноком, опрокинул кружку пенного Черниговского и уехал в свою культурную столицу хвастаться собутыльникам как он съездил в тааакое сафари и уцелел. В следующий раз он поедет в другое место, попробует другого экстрима, мест на планете для состоятельного туриста еще дофига. Зацепило ли его? Отнюдь...
Так что на этой ножке тоже не особо попрыгаешь.

Что же в итоге у нас осталось? Если отбросить эмоциональное шапкозакидательство и личную экзальтацию, которые как известно по проводам не передаются, то придется так же честно свернуть имперский проект как любой бизнес-план с отрицательными показателями рентабельности. То что можно предъявить, то чем можно убедить, то чем можно принудить у нас в проекте отсутствует напрочь! Кто вложится в такой проект? Кто вложится, тот и прогорит!
Максимум, на что можно рассчитывать при таких раскладах - стандартное государство со стандартным набором качеств, делающих его мягким и комфортным для проживания. Что-то вроде Аргентины, Финляндии или Швейцарии. Не больше того!
Но тогда империя не выходит? Да, мастер Данила, не выходит каменный цветок!© А раз не выходит то, что кто-то тужится родить, значит и роженик фальшивый и плод у него фиктивный и схватки надуманные.

Зачем жителям такой суровый кровавый хищный центр, если его функции сплошь бесполезные? Зачем это раздутое хмурое образование с резкими властными движениями и громоподобным командным голосом если оно не держит форму? Зачем такие узкие жесткие рамки если они не обеспечены ничем кроме нарисованной пальцем на пылюке воображаемой линии? Зачем такая грозная стойка и мобилизация если на голове красуется яркий шутовской колпак?

Уважаемая воображаемая империя! Сядь на стульчик если тебя не держат ножки. Приведи содержание в соответствие с формой, а темперамент в соответствие с возможностями. Приди в равновесие и гармонию с действительностью. Застегни штанишки на пуговичку и засунь обратно язык. Тебе, воображаемая империя, еще в глаза смотреть своим соседям. А пуще того, тебе твоим людям в глаза смотреть придется.

В глаза!

Не отводя стыдливо взгляд!!

апрельские тезисы

Ну вот снова наступил апрель. Снова пора делиться аналитикой.


1. За прошедший год тенденции сохранились, линия тренда стала устойчивой и даже слегка закостенела.
У государства все меньше средств для поддержания своих подданных в приличном виде. Время уговоров, время "пряника" в принципе истекло и продолжает истекать. Борьба обостряется, борьба выходит на уровень драки, борьба накаляется не на жизнь а на смерть. Актуальность "шестой заповеди" давно снята, ограничения и застенчивость по этому поводу обнулены, человеческая жизнь уценена до азиатских показателей - люди стали бросовым активом.
Социальную сферу мы наблюдает около плинтуса, где ей собственно и место при таких раскладах; экономика приютилась рядышком; правовая сфера составила им компанию. И как ни прискорбно - это процессы неизбежные, так и должно быть на этой линии тренда.

2. Тут многие стали жаловаться на плохое финансовое положение. Дескать, работаем все больше, а получаем все меньше. Не хватает! А чего вы хотели, ребята? С каждым призванным бойцом, с каждым выстрелом и попаданием, из сферы реальной экономики выбивается единица (людская и инфраструктурная). Нагрузка на объекты и субъекты, обеспечивающие экономическую, хозяйственную жизнедеятельность страны увеличивается. Минус пахарь - плюс боец = минус как минимум трое. Один - чтоб заместить выбывшего, другой - чтоб прокормить воина, третий - чтоб ликвидировать последствия рагозы.
В хозяйстве страны должен быть подходящий запас прочности, чтоб обеспечить драки, потасовки и генеральные сражения.
Collapse )
3. Испокон такого рода деятельность, "военная экономика" поддерживалась за счет:
а) предыдущего запаса ресурса;
б) мобилизационного потенциала территории;
в) приращение ресурсов за счет завоеваний, контрибуций, налогов, грабежа;
г) союзнической помощи извне;
д) террора - идеологического, религиозного или патерналистского.
Но при любом раскладе воюющая страна несет существенные издержки, косвенно усиливая соседние державы, которые предпочли не ввязываться в это дело. В любом случае "военная экономика" - мероприятие крайне затратное и недолгое.
А вот нас она настигла в недобрый час. У нас нет жира, нет возможности отсрочить расплату, вытащить ресурс из заначки, опереться на соратников или прихватить у побежденного. Поскольку побеждать в этом деле по сути некого!

4. Гражданское противостояние - дело крайне сомнительное и малоперспективное с точки зрения здравого смысла. По сути смысла в нем нету никакого. Одна часть страны доводит до истощения другую часть и потом на правах победителя осваивает то что уцелело. Но все это - прошу заметить - в пределах одного хозяйства! Это примерно как если бы домочадцы устроили разборки с битьем утвари, с резней и ментами за право обладания банкой сгущенки. По примерным прикидкам, победителю(уцелевшему) сильнейшему достанется треть банки если шальная пуля прошила ее на этом уровне содержимого. В то же время при более-менее мирном развитии разборок треть могла достаться проигравшему, а победитель съел бы 2/3. Но в случае междоусобного сценария рационализм не работает, здравое размышление отступает за дальний план и сценарием рулят эмоции.

5. Разбираться в эмоциях сейчас не стану, поскольку не они тема нашей заметки. К тому же получится "многобкоф". А смысл написанного - пролить свет на наше ближайшее будущее. Ведь всем интересно, где он окажется завтра-послезавтра? Ведь интересно ж ведь?!

6. А ближайшее будущее вполне очерчено сегодняшней диспозицией. Для многих оно будет печальным, для большинства тяжелым, для некоторых трагичным, а для кое-кого его просто не предусмотрено. Но в этом месте я поступлю хитро и не буду сосредотачиваться на тех, за чей счет это веселье, на тех кто за все заплатит и пострадает. Посмотрим на победителей!

7. Но при этом победители не будут абсолютными. Грубо говоря на этом этапе - победитель - тот кто успел сожрать сгущенку на кровавое клеёнке до того как его замели менты, до того как ему вменили серийное убийство домочадцев и упекли на долгий срок социальной защиты оставшихся в живых. С такого рода победителями все ясно. На этом этапе победитель - человек, который погрузился в потасовку не полностью, не запятнал рубаху, отпетлял от поимки и сумел свалить вину на подельника, более или менее измазанного в улики, максимально дистанцировавшись от происшествия на этапе разбора полетов. Если герой сумел вовремя предать соратника - то он и есть бенефициар нашего ближайшего грядущего!

8. Человек этот рассудочный, на эмоции не падкий, в меру хитрый и беспринципный. Человек этот умеет делить сгущенку, быстро бегать или беседовать с преследователями на их языке. Человек этот любит собственную шкуру больше чем идеи и идейных людей, снабжающих эту шкуру питательными веществами. Нормальный такой эгоист, этот наш герой. Быть таким человеком, соответствовать нарисованному мной портрету - выбор каждого участника наших сегодняшних событий.

9. Но фокус в том, что положение такого человека крайне неустойчивое. За ним неизбежно тянется шлейф совершенного и капли сгущенки. Убитые, недобитые, преданные им и идущие по следу - вот неполный перечень завтрашних неприятностей нашего гегемона. Кто-то из них рано или поздно его настигнет... Настигнет, ударит в висок и отберет банку...
Таковы неумолимые законы жанра.

10. Вот тут мы и возвращаемся обратно, на уровень державы. От нее-то чего ждать? В чем интерес нашей (и не только) державы, каков ее интерес и какое направление она изберет для движения? А держава наша откровенно боится! Она прижимает к груди злосчастную банку сгущенки, смотрит окрест глазами испуганной лани и прядёт ушами. Правители, одолеваемые блохами и слепнями, дергают частями тел, машут хвостами, тихо ржут и готовы сорваться в галоп. Правители, дело в том что, у нас пока что травоядные. Им нечем рыкнуть, нечего оскалить и нечего обнажить подвидом зубов и когтей. На лужайке уже пролилась кровь, пали первые-вторые жертвы, но она еще пастбище, а не ристалище!
Сейчас...сейчас-сейчас...еще минутка-другая и придут настоящие действующие лица. На арену выйдут хищники. Они пока что прячутся за деревьями, они собираются с отвагой, собираются с аргументацией, сбиваются в группы и лелеют свое чувство голода.

11. Перевернем эту страницу "Книги джунглей".
Маленькие и слабые, старенькие и больные, легковерные и самонадеянные, самки и мечтатели падут первыми. Быстрые и шустрые, сильные и робкие должны убежать. Это означает что социальное устройство лужайки, иерархия и обычаи, порядок и организация, биоценоз и благожелательная атмосфера неизбежно разрушатся. Государство лужайка на время преобразится до неузнаваемости. Прежних действующих лиц, прошлых фигурантов заменят лица другого порядка. Прежний сценарий заменят трупой характерных актеров из другой постановки децкого утренника.

12. Что там осталось у оставшихся? рога? копыта?
На фоне относительной сытости хишшников, вырезавших слабую часть стада, на фоне их неохоты связываться с рогами и копытами, способными травмировать их круглые сытые брюхи, хишшники отступят. Хишшники уйдут с окровавленной арены, облизывая пасти и недовольно порыкивая внутрь себя. Что они найдут в дальнейшем на свои головы, с кем встретятся на своих тропинках - одному богу известно. Может встретят охотников, браконьеров, капканы, ямы или пули. Может бы их поймают благородные служители биосферных заповедников, поставщики европейских зоопарков или богатых меценатов. Может быть ими заинтересуются китайцы...бог весть.
Но эта кровавая страница веками выглядит именно так - жестоко и смертельно.

13. На нашей лужайке мы наблюдаем именно эту картину. Картину полной смены приоритетов, полного пересмотра парадигмы существования и перетряхивания жизненного уклада начиная с памятников...
Пришло время всерьез бороться за существование. И клятвы в эндемичности, в верности этой конкретной лужайке, признание ей в любви, целование почвы и размахивание гривами - пошлый фарс, от начала и до конца.
Террор, тирания и жесткие части скелета - вот за что можно зацепить надежду. Надежду выжить и дальше прохаживаться по зеленой травке без риска быть растерзанным и съеденным кем попало.

Люди! Лужайка останется за теми кто отбился!
За теми кто отбодался и отбрыкался, кто подставил ближнего вместо себя, а совсем не за теми кто молился на лужайке...эти помолются и скроются. Во чреве хищника скроются или за горизонтом, но от их верности и патриотизма останется кучка какашек - очень интересная тема для ЖэЖуков...

14. (для суеверных, чтоб не заканчивать на "чертовой дюжине")
Хищников не интересует ваш лужок. Им интересно ваше мясо, ваши бока и шеи, ваши связки и мозг внутри ваших косточек, которые вы нагуляли и еще нагуляете пока они полёживают в холодке акациевой рощи. Хищников вдохновляет легкость и доступность общепита, дешевизна фастфуда и минимальный отпор кулинарии по ходу трапезы.



ЗЫ
а европа... а что европа?.. коллективная европа тоже не хочет на съедение. она говорит:
"ув. хишшники. идите вон туда, на тот лужок. там приготовлены, хоть и худые да костлявые, но легкие в поимке и доверчивые до свиста жертвы. мы им как раз накануне пообещали что все будет хорошо. так что идите и ешьте, кушать подано, "бон апети"...

сказ про страну Физкультурию

В одной африканской стране...
Пожалуй специально подчеркну - Африканской! Даже конкретно уточню - Восточно Африканской - возобладала спортивная идеология.
Доподлинно неизвестно: вожди так решили или самые активные граждане этой страны. Просто в один прекрасный день на улицу высыпали все спортсмены, фанаты, циркачи и акробаты. Они долго играли мускулами, жонглировали гирями, бегали, прыгали и боролись в грязи друг с другом. Их красивые атлетические тела радовали прохожих и Президента во дворце. Он так и сказал на суахили: "Экие молодцы ребята. Красавчеки!". Веселье шло три дня и три ночи. По ночам давали представления жонглеры, глотатели огня и труппы фаер-шоу. Все было замечательно, красочно, драйвово, весело.
На четвертый день вся эта кавалькада попросилась во Дворец, к Президенту на прием. Президент благосклонно согласился, выделил день и мило беседовал с физкультурниками, аж до синяков и гематом. Что происходило во Дворце доподлинно неизвестно, но по результатам встречи народу было объявлено: государство переименовывается в Физкультурию. Осевой идеологией провозглашается физкультура и спорт, вводится культ здоровья и красоты тела. И это хорошо!
Collapse )
Действительно, по здравому рассуждению ничего плохого не произошло. Все намерения исключительно логичные и благие, забота о здоровье и физической форме граждан никакого подвоха в себе не содержит и ничего скверного из этого не получится.
Но получилось скверно. Хотя об этом ниже.

Руководящие посты в государстве были распределены в соответствии с физической формой претендентов. Семиборье включало в себя: бег, прыжки в длину, метание ассегая, подтягивание, отжимание, стрельбу из лука и АК, приседание. Состязания были гласными, транспарентными и честными. Все было открыто и каждый желающий мог наблюдать соревнования собственными глазами или по ТВ. Победили отличные ребята с превосходными результатами. Народ увидел какие богатыри живут в государстве и понял, что страной станут управлять здоровые крепкие парни и девушки. О девушках надо бы выделить отдельную главу, но боюсь что и так получится "многобукв".

А дальше министры, руководители учреждений, служб и департаментов, а также начальники пониже стали подбирать себе сотрудников в строгом соответствии с текущей идеологией. Но если для войска и полиции к примеру все было логично и даже полезно, то для социальных служб, министерства экономики, иностранных дел, науки и культуры, промышленности и прочих, кадров явно недоставало. Стали набирать людей поплоше, стали отлавливать на улицах, выписывать из-за границы.

В результате такой селекции уже через полгода парады в Физкультурии стали выглядеть - загляденье! Правда во всем остальном наблюдались небольшие погрешности и недоработки.
- Минюст разработал новую Конституцию, которую народу предоставить постеснялись. А уголовный кодекс представили. Но лучше бы не представляли. Почему? Да потому что в нем к преступлениям были причислены такие вещи, которые преступлениями считать язык не поворачивался, а правонарушениями оказывались действия, которые и действиями можно было назвать с большой натяжкой. Например, публичное лежание на мягкой подстилке наказывалось штрафом в 200 отжиманий, а за лишние 13 килограмм веса можно было угодить в исправительные лагеря от месяца до трех.
- Министерство промышленности строгими распоряжениями наладило выпуск экспандеров и физзарядку на предприятиях. Кроме того, промышленные и торговые предприятия были обязаны постоянно участвовать в каких-то соревнованиях, спартакиадах, олимпиадах. Из-за этого на производстве работать стало некому, а рабочие постоянно отключали конвейер для построения на зарядку.
- Социальные службы денно и нощно проверяли граждан на предмет физической формы и соответствия стандартам, излавливали детишек и загоняли их в физкультурные лагеря и спортивные секции.
- Наука и культура разрабатывали стандарты физической формы и сценарии спортивных праздников, поминутно отвлекаясь на физзарядку.
- Министерство иностранных дел шастало по миру, перенимая опыт ведущих стран и переманивая оттуда спортсменов и шоуменов атлетического сложения. Несколько раз разражались дипломатические скандалы, но их удавалось придушить с помощью мышечной силы работников министерства...

Понятно, что при такой постановке вопроса без недовольства в Физкультурии было не обойтись. Не спасли ни красочные спортивные состязания ни массовые соревнования по перетягиванию каната, ни гуляния до утра ни культмассовые мероприятия с угощениями. Физкультурию начал накрывать кризис. Повсюду слышалось глухое ворчание и ропот недовольства. Главными виновниками диссиды были конечно ботаники, библиотекари и пожилые люди с инвалидами. Недовольных без труда вычленяли и колотили. Но это не помогало. Физкультурники даже кышнули старого немощного Президента, заменив его чемпионом мира по борьбе. Результат все тот же. Тогда было предложено всем недовольным и неспортивным гражданам покинуть страну в 10-дневный срок.

Дюжие молодцы проследили чтоб страну Физкультурию эмигранты покинули организованно и насовсем. Вслед им неслись забавные речевки, свист и улюлюканье. Доходило даже до рукоприкладства. Но особых увечий как-то не произошло. Видимо потому что идеология была еще молодой и физкультурники еще не совсем свыклись с идеей, что колотить пожилого человека или калеку - это безусловный героизм и лихость. Стеснялись физкультурники колотить бесполезных для государства стариков и инвалидов. Да и толстяков c ботаниками бить смущались.

Таким нехитрым прямотоком из Физкультурии вымылось все увечное, толстое, ветхое и бесполезное с точки зрения физкультуры население. И все бы было замечательно, но тут некстати случился недород. Толстым и пожилым яснее ясного, отчего он собственно случается, но мы-то помним что их из Физкультурии кышнули. А оставшимся было невдомек, отчего происходят перебои с едой и пищей. Надо сказать что на голодный желудок не очень-то позанимаешься. А значит надо увеличивать поборы и налоги. Минфин издал фетву Постановление, дюжие молодцы прошлись по поселкам - и Физкультурия замерла. Буквально замерла, до самого последнего селения, до самой дальней деревни! Голод и мор пришел в провинции Физкультурии...

Надо сказать что это не очень-то смутило дюжих работников служб и министерств. Они предпринимали героические мощные попытки разрулить ситуацию, добывали продовольствие за рубежом, для чего туда отправлялись спортивные экспедиции и физкультурные десанты. Но помимо упадка приграничных территорий соседних государств и истощения казны, это не приводило к каким-нибудь значительным подвижкам. Ведь физкультурники попросту проедали ресурсы, воспроизводя малую, недостаточную для поддержания формы долю. Мало-помалу и авторитет спортсменов Физкультурии стал падать. Их перестали приглашать на международные соревнования, спартакиады, олимпиады всякие - ведь подобного рода конкуренция не нужна никому. Было решено сменить на посту Президента чемпиона по борьбе на чемпиона мира по стрельбе, в легкой весовой категории . Не помогло. В итоге вокруг Физкультурии сомкнулась блокада. Остался единственный выход - воевать...

Как во всякой войне, удача Физкультурии была переменчивой. Она сначала отлично победила, замечательно разгромила ближайших соседей, потом немножко проиграла. Потом опять героически победила, а потом...
А потом кончились все ресурсы. Не осталось людей, которые начинали эту войну, не осталось оружия кроме ассегаев, не осталось спортивного задора и молодецкой удали физкультурников. Светлые ликом и дюжие формой богатыри выродились в грязных увечных агрессивных бармалеев, глядящих на прочих сквозь прицел ... ассегая. Военный кризис стал неизбежным.


Мораль:
Люди! Любая, даже самая замечательная идея, доведенная до совершенства, вырождается в нечто иное.
Никто не знает, как поведут себя обстоятельства, как сложится диспозиция и сама судьба, если начать испытывать ее на разрыв, давление и скручивание. Можно получить обратку и даже увечье от неосторожного использования людей и идей. Людей и идей как ресурса, людей и идей как генераторов и проводников, людей и идей как потребителей и расточителей.
Бережно и аккуратно надо с людями и идями, разумно и осторожно, по-человечески надо с народом и пропагандой, блеать!


зы
Этих конкретных "черных людей" "Черного континента" конечно всех перемочили. Перемолотили, разогнали и забыли.
Физкультурию переименовали обратно, как было, а потом "белые люди" назвали ее по-своему, так как было удобно "белым людям" по праву победителей. Измельченные, ослабленные оставшиеся в живых "черные" возражать не посмели, приняли новые порядки как есть и тоже постарались забыть героический рывок своих предшественников навстречу красоте и здоровью. Здоровым стало быть немодным и стыдным, малейший намек на мускулы стал порицаемым. Порицаемым и сдаваемым оккупационной администрации.
Тут и сказочке (предварительный) конец, а кто вник тот молодец.

сказ про обувь для башки

В одной, прямо скажем, восточной стране-государстве был полный плюрализм. Настолько полный, что жителям было даже немножко скучно. И жители скучали и правительство естественно. Прямо вот так, во главе с властью и скучало.

Нет, я не говорю что в стране все было благостно и справедливо,что все были довольны и счастливы, вовсе нет. Как в любой другой стране по соседству, было всякое. Купцы богатели и жирели, крестьяне гнули спины, женщины получали тумаки и выволочки за дело и просто так, а детишки норовили влезть в какое-нибудь место или приключение, из которого их приходилось героически вытаскивать.
Купцы гоняли караванщиков, караванщики верблюдов, а верблюды гоняли слюну во рту, тщательно выбирая, в кого ее плюнуть. Купцов гоняли чиновники и вельможи. За справками разными гоняли и сертификатами, с отчетами гоняли к другим чиновникам и с неправильно заполненными декларациями. Те просили помочь в каких-нибудь благородных начинаниях, типа детской площадки или библиотеки. Купцы кряхтели, но денежку давали. Тогда сертификаты приходили к надлежащему виду, декларации становились подходящими, а товар становился - легальней некуда.
Войско при этом гоняло балду, гоняло кожаный мяч набитый ячьей шерстью по плацам и полигонам когда не было жарко, охраняло мирное небо над всем этим безобразием с балованными детишками, неверными женами и ленивыми крестьянами.
Мирное небо при этом гоняло облака и тучи, гоняло Солнце по небосводу и загоняло крестьян и войско в тень когда наступал полдень и становилось чересчур жарко.
Collapse )
Чтоб людям этой страны не было совсем уж уныло и тоскливо, чтоб уберечься от прямых солнечных лучей в стране-государстве повсеместно применяли обувь для башки, всякие головные уборы. Но порядка в этом деле не было. На головы граждане надевали что попало: кто тюрбан, кто феску, кто шляпу, кто кепку, кто бескозырку, кто тюбетейку, кто ермолку, кто бейсболку, кто фуражку, кто пилотку... Не было однообразия головных уборов в стране-государстве, а был, как сказано в самом начале, полный плюрализм.

Надо сказать что плюрализм - это такая штука, которая не добавляет монолита нации и не сплачивает ее в единое целое, не добавляет плюрализм единства, прямо скажем. Страна, где нет единой формы, единого мнения и единого образа мыслей похожа на лоскутное одеяло. У нее нет четкого и ясного отличия от других стран, соседних стран-государств, где с плюрализмом пожиже, а с порядком покрепче.

Однажды к правителю этой страны на прием по какому-то незначительному дельцу попал чувак в феске. Правитель чувака выслушал, принял подарки, но результатом остался крайне недоволен. Вызвал он к себе визиря и прямо спросил: "Чо за хня? Шо за перц ко мне токо шо попал?" "Так это северянин был, Ахмет-Рахмет какой-то..." "Да мне пох хто он такой. Чиво он в феске был?" "Принято у них так, эмирыч..."
А дальше был монолог: "Принято? У них?! У них значит чего-то там принято, а у нас как попало получается? У нас получается бардак, а у северян значится порядок? Получается у северян больше порядку чем в целом нашем стране-государстве? Получается, вот я сижу в тюрбане, ты стоишь передо мной в тюрбане, секретарь у меня в приемной чото пишет - тоже в тюрбане, но у нас не сказать чтоб был принят тюрбан. Каждый надевает на башку что хочет - от меня и до последнего крестьянина, если это конечно тюрбан. А у них, у северян, не принято надевать тюрбан. Запиши кстати, прикольно получилось, в рифму, бггг. Тут нам, короче, надо тоже наводить порядок. Короче, штоб я никого не видел в чем попало, неуставном! Пусть все приходят в тюрбанах и ниипет! Вот! О, опять в рифму получилось, ххэ... Пора эти порядки приводить к порядку. Пора наводить порядок в стране-государстве, ато распустились, понимаешь..."

Визирь, как умудренный царедворец, служивший еще при старом эмире, спорить не стал. Он вежливо поклонился тюрбаном и пулей, плавно пятясь, вывинтился из кабинета. Подошел в приемной к секретарю и передал волю начальства. Велел повесить объявление "Вход к эмиру только в тюрбанах" и никого без тюрбанов к начальству не пускать.

А потом он собрал диван...
Нет, визирь не был мебельщиком или краснодеревщиком. И руки у него росли не так как растут руки у плотников или столяров. Он вообще руками в своей жизни никогда не работал. Тут про другой диван речь. Про некий аналог кабинета министров. Диван состоял не из поролона, кожи и ливанской фанеры, а наоборот - из хитрожопых царедворцев, придворных с бородами и тяжелых вельмож. Все до единого были в тюрбанах на голых черепах. Придворная публика разлеглась на подушках, закурила душистый кальян и начала толковище, щипая виноград и официанток за жопы...

При медленном и вдумчивом рассуждении выходило, что требование справедливое. В столице страны-государства все и так давным-давно ходят в тюрбанах. Так что если узаконить эту практику, то ровным счетом ничего не изменится вокруг. Совместно написали адат, подали на утверждение эмиру с верховным муфтием и разъехались по домам, к павлинам и любимым наложницам. Ну а дальше закрутилось-понеслось!

Закон стал нормой, нарушение стало преступлением, а возражения - покушением на основы страны-государства. Нукеры хватали, вязала и волокли нарушителей и преступников против нового закона, рассаживали дервишей и крестьян по зинданам, а с народа побогаче брали мзду. Нищета заполнила все тюрьмы и ямы, а через неделю стала потихоньку вымирать. Решено было дервишей от повинности отмазать силами муфтията, а остальным выписать по 25 ударов и отпустить. Вся битая и отпущенная на свободу босота понесла новую норму адата по провинциям и окраинам быстрее самого быстрого телеграфа или мобильных операторов. Цены на тюрбаны взлетели до небес...

Столица и окрестности аплодировали стоя! В твитах и блогах появились обидные клички для безтюрбанных, а сами себя столичные жители стали именовать Тюрбанатом. Молодежь почувствовала подъем и массово ринулась в ряды эмирских нукеров. По стране покатилась волна тюрбанизации. Какой-нибудь путник или прохожий рисковал оказаться не только в заложниках или узниках, но и головой рисковал, в прямом смысле. Вновь обращенные нукеры были горячими, одержимыми и скорыми на расправу. Повсюду появились венки из живых цветов в форме тюрбанов и имени эмира. Адепты бы выложили и канонизировали самого эмира, да Коран не велел. А сам эмир... А он ничего этого не ведал, жил себе во дворце, читал почту, чатился, твиттился и радовался свалившейся на него народной любви. "О великий", "О решительный!", "Наконец-то у нас наступит порядок!", "Спасибо", "Настоящий берсерк!", "Респект и уважуха!", "Я хочу от тебя ребенка!" - читал он отзывы на своей страничке. "Здорово я придумал" - подумали эмир, визирь и куча придворных "Молодец я..." Он почесал пятку о персидский ковер и открыл сайт для взрослых...

Ну а потом...
Потом что-то пошло не так.
Где-то в провинции расшалившиеся нукеры порешили кого-то не того. Кому-то не тому отрубили голову, с кого-то захотели беспредельный выкуп, где-то не там появились в меньшинстве, не на тех напоролись и не так повели себя на местности. Короче, в одном городке случилось происшествие и нукеров немножко вырезали. Немедленно по всей Тюрбании прошел клич, весь Тюрбанат запылал праведным гневом, жаждой мести и городок, где случилась резня, был вырезан подчистую.

Вся страна затаилась в предчувствии неладного...
Самые прозорливые надели фески, кепки, пилотки и свалили из страны, навьючив пожитки и продав подешевке недвигу с наложницами. Потянулись длинные вереницы продуманых беженцев и эмигрантов, которые каким-то чутьем знали, чем это все обернется. И ведь накаркали!..

Сразу в нескольких провинциях вспыхнули бунты. На подавление мятежей бросили не только нукеров, но и регулярное воинство, которое до этого гоняло мячики с ячьей шерстью. Нукеры и воины стали нешуточно погибать, сначала по одному, а потом и повзводно. Их тщательно оплакивали и хоронили как героев, усиливая нажим и стиснув зубы от ненависти. В ряды нукеров стали набирать кого попало - и самых лютых бродяг, которым даже тюрбан купить было не за что и даже битых безтюрбанников да узников зинданов. А потом пришел черед мобилизации...

Караваны и обозы с беженцами и эмигрантами стали сплошными. К тем кто хотел избежать тюрбанизации прибавились те кто хотел отпетлять от мобилизации. Начались пробки и заторы на пограничных переходах, паника, нервы, голод, отчаяние...

Дальше было совсем динамично. Страна погрузилась во спорт. Спорт заключался в том, чтоб носитель тюрбана уничтожил как можно больше носителей альтернативного головного убора, а носители любой другой обуви для башки - носителей тюрбанов. Никто не был уверен ни в чем и часто нарушал правила переобуваясь на ходу. Повсюду резали, грабили и стреляли. Началась не просто борьба за выживание, а настоящая гражданская война - война всех против всех, война банды на банду, где прав оказывался тот, кто выжил, а виноват - кто дал себя убить независимо от того, что у него было на башке. Количество убитых, плохих парней становилось критическим, а количество хороших, выживших, вырастало в арифметической прогрессии. Эти хорошие парни, закаленные в горниле войны, понимали, что в любую минуту своей, ставшей вдруг такой короткой, жизни, они могут быть убитыми и стать плохими. Поэтому им приходилось брать от жизни все, что раньше было брать нельзя, а сейчас можно взять, попросту зарезав плохого парня, который против.
В таких условиях победу одерживало просто большинство оставшихся в живых над меньшинством, которых не стало. Хорошие неизбежно побеждали плохих наращивая свою концентрацию до предела.

А тюрбаны, фески, пилотки, бейсболки, фуражки и прочее... Они стали просто символами. Просто обувью для башки и признаком принадлежности в группе. К группе тех, кто не дал себя убить выстрелив первым...

Чем это кончилось? - спросите вы.
Ведь это же должно чем-то кончиться? - заглянете с надеждой мне в глаза и в конец текста.

Да, это кончается! - скажу я вам. Кончается это все тремя путями-сценариями:

А) в стране-государстве утверждается тюрбан, по ходу утверждения потеряв людей и земли-провинции, где тюрбан встретил совсем уж свирепое отторжение. Тюрбан становится культом, цементирующим фетишем и предметом принадлежности к нации, к группе победителей. Тюрбан почитают, славят и носят с гордостью, относятся к нему ревниво и трепетно. Ведь за него пришлось пролить так много крови...

Б) в стране-государстве тюрбан выходит из моды. Начисто! Совместно с эмиром тюрбан становится раздражителем и национальным проклятием. Ведь из-за него пришлось пролить столько крови...

В) страна-государство прекращается. Землю становится некому обрабатывать, по пустыням некому гонять караваны, а в городах некому и не с кем торговаться за скидки и дисконты. Обескровленная страна-государство неизбежно попадает в зависимость от соседей, которые избежали как тюрбанизации так и анти-тюрбанизации, сохранив таким образом людей и порядок для колонизации стран-государств, обескровленных наведением порядков. Страна теряет государственность и оказывается провинцией другого государства, которое в свою очередь даже потомкам заказывает играться в подобные игры. Прошлое этой страны забывается, засыпается песком и известью, а история, территория и люди становится достоянием колонизатора, с неизбежным понижением цены и качества первой, второй и третьих.

А эмир?
Да чего вы пристали ко мне с этим эмиром? Обычный недалекий чувачок, запустивший и попавший по глупости в такие процессы и явления, в такие места и приключения, управлять которыми ему тупо не под силу. Ему хотелось как лучше, но сэкономленные на знаниях ресурсы не позволили просчитать свою судьбу и поставить ее в зависимость от судьбы страны-государства, вверенного ему Аллахом на короткий срок, в аренду или в кредит. Обанкротился наш эмир, протупил хозяйство, бестолочь.
Таково оно, тонкое дело Востока!

Стырили Ленина, в 3 часа ночи!

Этой ночью какие-то тати сняли с пьедестала памятник.
Не то чтобы какими-то веревками, тросами и канатами на раз-два-взяли свалили и хохоча водили хороводы, нет. Вполне по-деловому, тихо, технично, с применением спецтранспорта около 3 часов после полуночи организовано провернули операцию. Подогнали неслабый автокран, каких в нашем районе парочка всего, расстропились на центральной площади, вдумчиво и инженерно завели стропы и сдернули фигуру с постамента. Потом погрузили 6 тонн бронзы на оказавшийся поблизости тяжеловоз, собрали приспособления и покинули место операции. Вуаля!

С утра в райцентре переполох. Ленина украли!
Сказать "Ищут пожарные ищет милиция"© - ничего не сказать. Все отчетливо помнят как в конце февраля смутного 2014-го народ организовал охрану памятника, как выставили пост, как подвели освещение, как кое-как экипированные горожане несли ночные и дневные вахты около него. Все помнят как сплотились разночинные люди вокруг мероприятия, как власть и менты с опаской поглядывали на народную самодеятельность, но в хореографы не лезли. Общественный пост простоял до весны. Люди увидели, или убедили себя, что памятнику больше никто не угрожает, потоптались и поглядели по сторонам, да и сняли потихоньку наблюдение.
Жизнь вернулась в накатанную колею, обыватели занялись привычными делами, а Ленин смотрел на это со своего постамента покровительственно и философски.
Потом какие-то хулиганы метнули в тело вождя мирового пролетариата банку с краской. Попали. Банка разбилась и содержимое осталось в виде контрастного роршаховского пятна. В пятне любой желающий мог разглядеть что угодно: лесбиянок или выхлоп автомобиля, косяк рыбок или политическую карту какого-то места, родимое пятно или просто пятно Роршаха. Чтоб не травмировать народ, пятно закрасили. На художественном совете предварительно решили не заморачиваться и отдали предпочтение нейтральным, бюджетным тонам - между грязно-черным и темно-зеленым. Получилось в меру пафосно и в меру готично. Ленин получил жменю новых поклонников и контркультурные портфолио на айфонах слабослышащей публики. На фоне свинцового грозового неба памятник стал воплощаться ненастным дополнением к погодным катаклизмам и тревожным атмосферным явлениям. Он стал мрачен и угрюм, у него потускнел нимб, исчезли крылья и молодецкий задор. Вздор!

Конечно, кому-то могло померещиться что угодно, но на самом деле памятник начал стремительно угасать. Так стареют пожилые люди, футбольные команды и боевые отряды, брошенные на убой в какие-то дебри далеких галактик; так ужимаются безнадежные полярные экспедиции и группы альпинистов; так сдают тяжелые больные и бедные вдовы; так гаснут заложники террористов и смертники приговоренные к казни; так ветшает парк в ночь перед вырубкой и табун лошадей перед отправкой на мясокомбинат. Все живое чувствует свою судьбу заранее, с априорным упреждением и лагом времени, достаточным для того, чтоб собрать последнее, доделать какие-то делишки и прекратить внутреннюю борьбу надежды с отчаянием.

И вот сегодня спозаранку его - оп - уже нету. Какой-то вялый сонный ментовский движ выглядел фальшивой и нещитовой реакцией на происшествие. Будто регистрировали очередного запойного жмура, пошабашившего безусловно по собственной пьяной глупости. Давно, дескать, ходил по краю, давно кошмарил общественность эксцентричными выходками, давно напрашивался и был обречен. Чего тут сочинять? - одним словом. Без экспертного мнения ясно - никто ничего не найдет. Неразборчивые следы петляя уводят куда-то вдаль, в дебри и бурелом ... влом. Влом ковыряться, доискиваться и выяснять. Влом проливать свет на темную фигуру попавшего в опалу с высочайшего соизволения маргинального элемента. Одним словом, плетью обуха не перешибешь...

Нет, памятник не был тем раритеным древним символом, которые лихие удалые ИГИЛовцы в порыве молодецкого задора крушили в Пальмире, он не был кормильцем и основой туристической инфраструктуры, он не был визитной карточкой и цветной вкладкой в учебнике истории родного края. Обычный памятник, ничего не говорящий приезжему, заезжему и проезжему. А местным... а кто у них спрашивать будет? Кто они такие перед лицом исторических процессов и торжества очередной экзистенциальной идеологии?!

Власть! - вот источник праведности и памятник себе! Хотя и она бывает всякой.
1. Честная власть может выйти на площадь и объявить о себе гласно "городу и миру": "Мы пришли! Теперь у нас будет так-то и так-то. Будет орднуг и цель впереди, оправдывающая утраты и лишения. А если кто не согласен - милости просим на честный ринг эшафот и пусть справедливость родится в конкурсе и муках.
2. Гибкая власть может собрать с населения по мнению и в результате синтеза аргументов и споров, доводов и компромиссов цивилизованно вычислить мнение большинства, поставив его в основу непротивления орднунга ради...
3. Странная власть может трусливо нанимать подставлять талибов хунвэйбинов и крадучись, скрываясь в складках местности, по мере угасания жертвы татью откусывать пяди и крохи от тела народа не ради орднунга и цели, а пропитания для.


Ну и вопросик с подвохом и звездочкой*.
Какую власть пожелаем себе и детишкам, граждане втыкатели?

сказ про колониальные налоги

Давно собирался, давно обещал, да все недосуг было написать про некоторые аспекты нашего ближайшего будущего.
Обычно прогнозы приурочиваются к началу апреля и греют душу некоторым оттенком юмора и солнечными лучиками.
Но время ускоряется, температура на планете поднимается и сроки слегка смещаются. Да и автор не вечен и может запросто не успеть изложить все что запланировал.
Поэтому иду навстречу и излагаю как заведено, вкратце, в общих чертах.

Впереди у нас интересные времена. Водораздел мы в общем-то прошли, тенденции стали необратимыми и можно аккуратно намекнуть об общем векторе развития Украины.

Сразу поздравлю выживших - мы стали нормальной провинциальной державой!
Ничего трагичного или страшного в этом нет, так живет 3/4 человечества и совсем по этому поводу не сокрушается. Не кручинится по судьбе своей потому что тупо некогда. Обитатели колониальных земель стратегическими вопросами не заморачиваются и вовсю занимаются самыми простыми вопросами - вопросами выживания. Каждый день им подбрасывает новые вводные, сюрпризы и вызовы; каждый день их мобилизует на борьбу за существование; каждый день они остаются один на один со своими проблемами; каждый день находятся в состоянии стресса. А еще они обязаны платить налоги.

Нет, это не те налоги, которые так называемый "цивилизованный человек" раз в месяц видит в своих расчетках; не те налоги, которые фискальная система принимает через свои терминалы и пункты сбора; не те что мы можем увидеть в товарных чеках и автобусных/театральных/игральных билетах; не те что вчиняют нам местные власти в коммунальных платежах. Это специальные, скрытые налоги, которых не видят жильцы метрополии. Напротив, метрополитяне их активно осваивают не подозревая об их происхождении.

(историю возникновения, способы и все прочее специально пропускаю чтоб получилось покороче)

Итак:
налог 1, продовольственный, сырьевой.
В некоторой туземной территории чего-то добывают, выращивают, вычиняют или выпускают. Неважно, что это: кофе, овчина, рыба, специи, самоцветы, каучук, табак, руда или артефакты. Важно что производства столько, сколько для туземцев будет явно избыточно. Не могут туземцы все это употребить в себя, надеть на себя или приспособить к себе. Рано или поздно туземцы поневоле включают так называемый экспорт. А это торговля, логистика, доставка, перевалка, усушка, утруска и так далее... Продукт/товар/сырье в результате всех этих манипуляций в точке назначения неизбежно увеличивается в цене в 3 ,5, 10 раз. Получается, что в начале из каждых 10-и ведер, тюков, килограмм, штук, литров, карат и так далее туземец 2, 4, 9 и так далее единиц отгружает бесплатно, то есть даром. Поскольку стоимость в начале пути и в конце кто-то должен оплатить. Кто если не он? Получается продналог, сырьевая повинность, оброк.

налог 2, денежный.
Что касается импорта,то колониальный житель даже вырученные средства получает в слегка урезанном виде. Он может купить на них товары, стоимость которых будет выше не только мест, откуда они произошли, но и дороже чем в метрополии, откуда их собственно распределили в колонию. Таким образом он снова оплачивает логистику, доставку, перевалку и так далее уже на двух плечах маршрута. Получается что одни и те же деньги в метрополии и в колонии имеют разную покупательную способность, опять не в пользу туземца. Вот и заплатил туземец в 3, 5, 10 раз дороже чем мог бы находясь в метрополии всем своим потребительским туловищем. Он переплачивает за импорт, жертвуя качеством потребления и как следствие качеством жизни. Получается что при номинальном равенстве суммы денег, его деньги не равны деньгам в метрополии, очевидно за счет логистики, перевалки, усушки, утруски и так далее. Дорогие в обретении деньги стоят дешевле при использовании по назначению, в качестве платежного средства - это и составляет суть денежного налога, ничем кроме колониальной системы не обусловленного.

налог 3, самый лютый, человеческий
Чтобы выйти из порочного круга перерождений особо продвинутые туземцы задаются целью обойти систему. Они совсем не дураки и понимают что система несправедлива; они чувствуют что где-то что-то пошло не так, в результате чего он должен пахать больше, а получать меньше. Продвинутые туземцы налегают на потомство и отправляют его постигать тайны системы прямо в источник, в метрополию! С их точки зрения они размыкают цепь обусловленности и хотя бы во втором поколении, но вырываются за ее границы. Они пытаются сломать колониальную систему лично для себя! Но для этого они обязаны отдать ей свое потомство, добровольно скормить Ироду первенца!
Иногда они идут на хитрость и жертвуют собой, уезжая в метрополию, туда, где денег больше и они дешевле. Они обнуляют себя здесь и сейчас и появляются там где мечтали. Но!
Но при этом они в любом случае попадают в ту же систему, когда товар/сырье, в данном случае человеческое, неизбежно теряет в количестве. Тут либо отправляется 1 из 10, либо доезжает 1 из 5 либо добирается треть человека. Треть, потому что его качество по приезде на место будут сильно усеченны-ое по отношению к эндемикам, исконным жителям. На новом месте человек-импорт либо языком не владеет, либо связями, либо навыками, либо порядков не знает, либо вовсе вся коммуникация на треть от нормального человека. И стоит он в новом месте, на новой родине ну ооочень дешево вследствие этого.
Автохонные метрополитяне видят это своими органами чувств, видят этих полулюдей и приходят к логичному выводу что они, жители метрополии действительно, объективно обладают сравнительно большим качеством и вследствие этого более качественны по сути. Неравенство по умолчанию закрепляется средствами вербальной и невербальной коммуникации, стороны приходят к соглашению о заведомом неравенстве и туземец-донор добровольно-принудительно делится своим достоинством с эндемиком-реципиентом. Причем эта дележка закрепляется настолько, что жертва должна делиться своей энергией на постоянной основе, должна прилагать большие усилия для получения одинакового результата. А поскольку конкуренция происходит непрерывно, то понаехавший туземец никак не может выйти на уровень обитателя метрополии. Он пашет больше, а получает меньше! Деньги в метрополии дешевле, но и он как труженик стоит сущие копейки! Получается тот же порочный замкнутый круг что и изначально был заложен в систему. Такой порядок вещей цементируется, принимается за норму и проецируется на всех участников системы.
И вот уже жизнь каждого колониста котируется к жизни туземца как 1:10, и вот уже туземцы обязаны обслуживать не свои потребности, а запросы "белого человека" и вот уже обида "белого" равняется крови туземца, и вот уже туземец становится дикарем даже там где он вписан в свою исконную среду, там где он изначален, а колонист приезжий.

А еще колонисты принуждают туземцев воевать друг с другом и с пристрастием убивать один другого во имя целей "белых людей". Так они сбрасывают общее напряжение, которое неизбежно образуется от трения, вращения или статики и преодолевают центробежные силы, препятствующие сплоченности системы..

(чтоб обратно не затягивать, попрошу перевернуть бинокли и посмотреть на явление с другой стороны)

Если кому-то кажется,что он слишком много трудится, что он недостаточно свободен или развит, что он недооценен и ущемлен;
если кому-то хочется уехать в местность, будто бы больше приспособленную для жизни людей, что где-то хорошо, а его там нет;
если у него нет средств, сил или воли переломить ситуацию здесь и сейчас, что-то улучшить или просто модернизировать;
если у нашего героя есть знакомые, пишущие ему восторженные письма издалека (с фотками), где им живется привольно и вольготно;
если персонаж слышит замечательные новости откуда-то из-за пределов своего места обитания, а его земляки там делают замечательные вещи, которые не смогли бы сделать здесь;
если его дети мечтают уехать учиться, уехать работать, выйти замуж и поселиться где-то вдалеке;
если хронически не хватает денег на самое необходимое, а у власти находятся какие-то придурки;
если душит зависть и бессилие и не видно смысла существования;
если герой смирился, скис, опустил руки и уставился в пространство прямо перед собой;
если он глухо и безнадежно ненавидит всех кто его окружает и готов половину из них растерзать...

Поздравляю - герой на 87,5% провинциал и дикарь! Ну, или одичавший туземец. Почему именно эти проценты - вопрос отдельный, о них не сейчас.

(а теперь отложим бинокль в сторону и посмотрим на проблему шире)

Конечно, тут я себе позволил легкую вульгаризацию вопроса, немного утрировал его для лаконичности изложения и люмпенизировал само изложение. Все это от лени и относительного малобуквия, к которому имею некоторую склонность.
На самом деле вопрос много шире и разнообразней. Явление не так примитивно как изложено в присказке. Обстоятельства густо переплетены и вставлены друг в друга наподобие русских матрешек, а система изощренная как сама жизнь, которой она в сущности и является.
Колонии не так примитивны и однозначны, метрополии не одинаковы по роли и весу, люди разнообразны по обе стороны эгрегора и часто образуют довольно причудливые конфигурации.

А вот с этого момента начинаются настоящие сказки!
Но их я предлагаю посмотреть и послушать самостоятельно, просто внимательно оглядевшись вокруг себя.
Можно увидеть много интересного если наладить связку глаз и мозга. Думайте глядя и не шугайтесь если увидите будущее воочию, собственноглазно.

пи си
А прямое налогообложение существует для отвода глаз. Для содержания туземной администрации, единственное призвание которой укреплять систему в надежде выскочить из нее при следующем перерождении.
Смотрим на собственное будущее на примере тех, для кого оно уже давно настоящее и даже слегка прошлое.

сказ про диспозицию

1. Начну пожалуй с земли. Потому что активизировавшиеся до крайних пределов огородники и плантаторы все равно будут клянчить этот эпизод в повествовании. Вот я беру мотыгу(в дальнейшем "тяпка", мне так удобнее) и иду войной на сорняки. Подхожу в первому попавшемуся и наношу удар. Херяк - упал сорняк. При этом удар приходится сразу по трем составляющим вражины. Это очень важный момент! Усилие толстого потного огородника приходится по:
а) непрерывности растения. То есть сорняк условно рассекается тяпкой на две-три неравные части, которые после этого не могут существовать поодиночке, не могут в разъединенном состоянии продолжать жить как прежде. Туловище сорняка неизбежно начинает грустить и вянуть.
б) обусловленности растения. Другими словами, сорняк вырос на этом конкретном клочке земли не просто так. Этому предшествовал долгий переговорный процесс на какой-то сорняковской сходке, распределившей, где, кому и как всходить, расти, греться, питаться и размножаться. Без всеобщего благословения и одобрения растение появиться не могло, не могло получить все составные части для процветания. После того как появился плантатор с тяпкой, условия резко поменялись и потянули за собой изменения обусловленности. Обусловленности существования этого конкретного растения и его горемычных соседей. Новая обусловленность привнесена вводной стороной переговоров - дехканином, его волей и тяпкой. В этой обусловленности конкретному сорняку нет места. Сорняк подчиняется и исчезает следом за исчезновением условий, породивших его.
в) реальности растения. Многочисленные наблюдения позволяют заключить, что сорняк может быть как реальным, так и мнимым. Мнимым отчасти и в своих проявлениях. То есть растение использует уловки с введением в заблуждение крестьянина относительно местоположения своих составных частей непрерывности. То есть сорняк может изогнувшись обмануть глазомер, вооруженный тяпкой, и уцелеть. С другой стороны непроявленная реальность заключается в том,что обусловленность подготовила все составные части появления растения и оно уже готово, только пока не проклюнулось, не реализовалось должным образом. Тогда удар острой кромки по месту стечения обстоятельств попросту разрушает условия появления всходов. Реализация замыслов не наступает, реальность не воплощается, так и оставшись в состоянии замысла, проекта!


2. А теперь взметнемся вверх по условной иерархической лесенке сложности и обратимся в позвоночным, прямоходящим. Ну, например к человеку обратимся, как к существу наиболее изученному наукой. С человеком обстоит точно так же. А именно:
а) непрерывность человека является составной частью его прямохождения и руками махания. Все составные части помогают гомосаповцу в этом нелегком мероприятии. Если вдруг непрерывность по каким-то причинам прекращается, то это влечет за собой глубочайший кризис гуманизма, иногда чреватый даже смертью особи. Нельзя безнаказанно разделять живого человека на две-три части. Может не выжить! Разделение на большее количество частей тоже ничем хорошим не заканчивается. Человеку нужны все части и по возможности в сборе. В непременном единстве во времени и пространстве.
б) обусловленность человека ничем принципиально не отличается от обусловленности растений типа "бурьян". Появление и проживание гуманиста очерчено точным кругом согласований, договоренностей и совпадений. Как вполне логичных и объяснимых, так и чудесных вплоть до метафизических, граничащих с чудом. Иногда в привычную картину обусловленности вносятся дополнительные вводные, штрихи и мазки. И тогда людей постигает моровой лишай, недород, голод или жестокий междусобойчик на политической платформе, на фоне цвета шкуры или на базе отношения ... к кошкам. Тут люди помирают либо в силу указанных причин, либо смерть использует причины как орудие типа тяпки для прополки грядок. В любом случае обусловленность существования такого количества людей радикально меняется и количество меняется в строгом соответствии с новой обусловленностью. Меняется даже качество, но об этом не сейчас.
в) реальность человека. Тема не менее скользкая чем у растений. Думаю что никакой тайны не открою,сказав, что не все так реально и бесспорно как кажется на первый взгляд. Достаточно просто осмотреться по сторонам,чтоб обнаружить массу людей, реальность которых находится под большим вопросом. Эти люди если и отражаются в зеркалах, то с большим скрипом и никого этим отражением не радуют. Эти люди реально лишние! Их просто предпочитают не замечать и пропускать мимо ушей, за полем зрения держать предпочитают. Есть даже люди, никогда не подающие декларацию по прибыли в налоговые органы и не голосующие за сияющих кандидатов в разные лишние и нереальные структуры, выполняющие лишние и нереальные функции... Есть люди, наоборот, крайне необходимые, но тоже находящиеся за гранью реальности. Например, какие-нибудь глубоко законспирированные агенты, живущие чужой жизнью и своей не имеющие; или двойники очень-очень влиятельных и знаменитых, реальности которых хватает на троих. В любом случае реальность человека весьма относительна и видна далеко не всем. Лишив человека реальности можно запросто загнать его за грань существования.

3. Ну и наконец заползем туда,куда я и хотел заползти в своем бестолковом повествовании. На гипер-уровень державы заползем! Чтоб своим слабым пониманием попытаться хоть чего-нибудь постичь в суровых процессах, формирующих жизнеспособность держав под ярко-синим небом тропиков и пампасов. У держав, занимающих приличные плантации тучных полупустынь, солончаков и барханов, а также занимающих своих подданных всякими интересными занятиями типа подачи деклараций в фискальные органы, есть те же отличительные признаки:
а) непрерывность державы. Некая преемственность, позволяющая проследить четкое различие одной державы от другой. Территориальная непрерывность позволяет четко идентифицировать державу по границам, за пределами которых находятся другие страны и государства, несомненно более дикие и безусловно менее развитые во всех отношениях. Если какую-то умозрительную державу рассечь пополам, то ее может постичь грандиозное потрясение и она может попросту перестать существовать. Да, конечно, на этом месте обязательно вырастет что-нибудь другое, ибо природа не терпит пустоты. Но это другое не обязательно будет именно тем, о чем мы сейчас ведем речь. А в общем сойдемся на том, что существованию державы очень помогает ее непрерывность, ага.
б) обусловленность державы. Здесь все в точности как с сорняками и человеками. Возникновение и существование державы обусловлено долгими турами переговоров, состязаний и небольших междоусобиц по переносу границ, материальных ценностей и пленных блондинок в обе стороны. Ситуация постоянно находится в хрупком и переменчивом равновесии, определяющем местоположение, размер, характер и направление движения материковых плит. Для примера, есть державы, обусловленность которых находится под большим вопросом и в существовании которых никто твердо не уверен. Корея, например, Сомали, Босния, Индонезия, Великобритания и прочие - продукт и плод одних только договоренностей считать их таковыми для удобства картографов, и не более!
в) реальность державы. Сюда можно перетащить последний постулат предыдущего пункта,но мы делать этого не станем. Лучше внимательно посмотрим на лимитрофов. Они как настоящие доноры с горящими глазами ходят вдоль границ и жаждут отдаться во власть сильнейшей из соседних держав. Им попросту не хватает реальности. Ни в глазах собственных граждан не хватает, ни в глазах мирового сообщества. Потому что реальности на все квази-государственные образованиях не хватает. Места на карте много, а реальности мало. Поэтому всякий Евросоюз, Россия или Китай рыщет по суше и морю да норовит прихватить кое-чего с убыточной реальностью и распространить свою кредиторскую реальность на реципиента, поделиться реальностью жаждет добрый агрессор - вот в чем его добродетель!

А шарик Земли все крутится и крутится, тасуя колоду карт, картинок и цветных диспозиций; шарик приютил всех, но всех поставил в условия и рамки, соблюдать которые необходимо, нужно и обязательно, даже не зная о них.

сказ про визитеров и гостей

Чего-то люди в нашей уважаемой блогосфере слегка потерялись в оценке событий той Войны. Заблудились и аукают.

Просвещенным и просветленным нашим людям всякий час нашептывают со всех поверхностей и недр о каком-то другом, отличном от общепринятого, отношении к тем событиям. А давайте разберемся!

1.
На землю, где жило большинство предков нашей просвещенной блогосферы, зашли люди. Их никто особо не приглашал, не звал и не ждал. И какие это были люди?!
- Это не были арийские барышни с сиськами ... хотя какие там сиськи у арийских барышень - смех один. Нет, барышни не пришли, чтоб сделать эти земли краше.
- Не пришли сюда и торговцы, допустим. Не привезли товаров на грузовиках чтоб продать нашим предкам. Не привезли чемоданы денег чтоб купить чего-то у них, опять нет.
- Фабриканты и производственники со своим оборудованием тоже не приехали чтоб сделать на этой территории чего-нибудь технологичного, удобного и железного, снова нет.
- Певцы всякие, артисты, гимнасты, акробаты и музыканты тоже не торопились порадовать своими талантами туземное население. Опять мимо.
- Кожгалантерейщики, шарманщики, визажисты, парфюмеры, парикмахеры и модельеры тоже не приходили чтоб постричь и придать цвета лица местному населению. Не приходили, факт.
- Агрономы и зоотехники не торопились в эти земли со своим знанием как сажать и выращивать сельское хозяйство. Ученые в очках и при сачках для ловли туземных эндемичных бабочек тоже не торопились в гости.
- Гадатели всякие, оракулы, проповедники и предсказатели со своими хрустальными шарами и картами Таро не удосужились прибыть через границу. Не раскинули пасьянсы, не рассказали про пиковый интерес в казенном доме и про червовую встречу при дальней дороге. Не было такого!

Вот эти семь, выхваченных наугад категорий иностранцев, а также другие категории, в перечень не попавшие, не ринулись сюда в те далекие времена, когда наши дедушки были молодыми, а бабушки совсем недавно согласились выйти замуж за наших дедушек и нарожать им наших родителей и прочих родственников и предков.

2.
А перебралась через границу одна-единственная категория иностранцев. Пожаловали исключительно суровые мужики с оружием и специальной подготовкой. Визитеры эти были заточены на войну. Военные, проще говоря, нанесли визит к нашим дедушкам и бабушкам!
Вместо "тук-тук" эти военные иностранцы со старта начали стрелять. Точнее говоря, стрелять они начали даже раньше чем пересекли границу. И стреляли они не просто так, не ради вежливости или скажем веселья, нет. Стреляли гости с вполне определенной целью - убить побольше наших дедушек и бабушек, напугав их таким образом до нужной стадии гостеприимства.
По логике гостей, дедушки должны были отрыть двери, поднять руки и потом бесплатно провести экскурсию по туристическим местам, а бабушки - предоставить дорогим гостям угощение и постой на неопределенное время и самых лучших условиях, тоже бесплатно естественно. Ну не ради же плохих условий пожаловали гости, в самом деле!
Такая уж логика у гостей, когда они приходят с оружием и в форме.

Когда гости пожаловали с оружием и в форме, они не расположены также к партнерству и сотрудничеству. Для партнерства и сотрудничества есть другие категории, двумя абзацами выше. Люди в форме и при оружии заведомо поставили себя в другое положение относительно хозяев, в привилегированное, если можно так выразиться, положение. А хозяев, дедушек наших в картузах и шляпах, и бабушек в передничках, соответственно, в подчиненное положение.

3.
При таком состоянии вещей у наших дедушек и наших бабушек было не так много простора для маневра.
Им либо надо было соглашаться на свое новое, подчиненное положение, либо возражать.
Они были не дураками, что бы нашей блогерской общественности не шептали с экранов и динамиков, нет. Дедушки и бабушки отдавали себе отчет в том, что приняв такое положение вещей, они сделают его постоянным и во многом ухудшат свое нынешнее положение, состояние "анте беллюм", до войны, до визита, значит. Закрепив согласием привилегию вооруженных гостей над ними на ближайшее обозримое будущее, а попросту насовсем. Согласием дедушки и бабушки сдают свою свободу делать то что считают нужным для себя и обменивают ее на несвободу делать то что удобно гостям, зачастую вопреки своим интересам. Вопреки своим интересам и интересам своих потомков, то есть нас с вами, уважаемые втыкатели!

Вполне логично, что дедушки наши в картузах и бабушки в передничках и бантиках, приняли другое решение, поперек планов вооруженной гостевой гегемонии. Большинством голосов дедушки и бабушки выбрали путь сопротивления, трудностей и лишений. Понятно что при этом они сомневались, колебались, переживали и много думали. Понятно, что помимо собственной логики на них влияло много других факторов. Здесь все это обсуждать не будем - и так получатся "многобукв". Остановимся на том, что дедушки наши и бабушки приняли оптимальное решение - дать отпор незваным гостям, которые по старой укоренившейся традиции "хуже татар", не в обиду татарам.

Приняв решение, наши бабушки и дедушки взялись за его реализацию. Путем неимоверных трудностей и потерь, к чести их, им удалось свое решение воплотить! Они, преодолев вялые возражения и неслабое сопротивление, попросили гостей на выход, проводили их до дому и закрыли им дверь с той стороны. Это схематично, в карандашном наброске, без красок и полутонов, для тех кому кажется что возможны другие варианты эскизов. Никаких других эскизов - все было именно так!

4.
Теперь о благодарных потомках.
В головах блогерской и другой жвачной общественности бродит и пульсирует, нарывает и болит, подогревается и артикулируется какой-то другой вариант событий. Якобы "если бы"...
Никаких "если" - все случилось именно так как случилось и против логики случившегося не попрешь!
Нельзя осуждать случившееся, равно как и решение наших бабушек и дедушек на том основании, что потомки, окажись они в схожей ситуации, поступили бы иначе. Не оказались потомки в ситуации, не были, не случилось. У потомков свои ситуации, свои диспозиции и они вправе поступать как считают нужным, выбирая свои единственно верные варианты реализации своих стратегических планов. Потомки могут распоряжаться своим будущим и будущим своих потомков как посчитают за благо.

Потомки могут выбирать маки на том основании что так велело начальство и арийская общественность, могут запрещать красное и любое другое на том основании что неудобно перед ариями, могут выбирать подчиненное положение и потихоньку сливать свои интересы почитая Мерседесы...
Но все это потомки должны делать осознанно! С открытыми глазами и с полной ответственностью за свою судьбу и судьбы тех, кому продолжать жить на этой земле!
Думать потомкам надо, думать и взвешивать сообразуясь с логикой героических бабушек и дедушек, которых и не отменишь и не вернешь!!

Ну и конечно с Праздником Победы!
Всех, даже меньшинства...